Алексей Петрович

СКОНЧАЛСЯ ИГОРЬ ШАФАРЕВИЧ

В теме 22 сообщения

СКОНЧАЛСЯ ЗНАМЕНИТЫЙ РОССИЙСКИЙ МАТЕМАТИК И ПУБЛИЦИСТ ИГОРЬ ШАФАРЕВИЧ

 

 

 

 

В возрасте 94 лет скончался знаменитый математик и публицист Игорь Шафаревич. Об утрате, произошедшей накануне утром, 19 февраля, рассказали его близкие.

"Если алгебраическая теория чисел имела корни в России, то школа алгебраической геометрии - это практически полностью заслуга Шафаревича", - пишут о нем близкие.

Он известен не только как академик РАН, доктор физико-математических наук и основоположник школы алгебраической геометрии, но и общественный деятель. Авторству Шафаревича принадлежат статьи об истории России и современных общественных процессах, в том числе о русофобии. Широко известны его работы под названиями "Русский вопрос" и "Русофобия".

Игорь Шафаревич родился 3 июня 1923 года в Житомире. Среди значимых наград - Ленинская премия 1959 года за работы по решению обратной задачи теории Галуа. 

 

 

 

 

 

 

http://tsargrad.tv/news/skonchalsja-znamenityj-rossijskij-matematik-igor-shafarevich_49999

 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Судьба и крест Игоря Шафаревича

 

Ушел из жизни великий русский националист и мыслитель

 

 

На излете советской эры существовало три великих диссидента - Андрей Сахаров, Александр Солженицын и Игорь Шафаревич. Академик Сахаров стал непререкаемым лидером демократического направления, амулетом свободомыслия и либерализма, его именем назвали проспект, на котором недавно собирались наши оранжисты.

 

Солженицын не сразу вернулся в Россию, выжидая, чем кончится переворот августа 1991 года. Он сел на триумфальный поезд во Владивостоке, двинулся через всю Россию; его встречали хлебом-солью и венчали на пост великого писателя. И в соответствующем качестве, почти непререкаемом, он прожил последние годы жизни.

 

И только Игорь Ростиславович Шафаревич снискал совершенно иную долю. Он был окружен плотным облаком тьмы. Официальная пропаганда, господствующие либералы не замечали его или же именовали фашистом так же, как Распутина или Бондарева.

 

Откуда ненависть, неприятие? По-видимому, из-за того, что Игорь Шафаревич организовал свою интеллектуальную и духовную атаку не просто на конструкцию советского строя, не просто на неприемлемый для него коммунизм, а гораздо глубже.

 

Игорь Ростиславович сформулировал концепцию русофобии как настроения, господствующего в России начиная с конца XIX столетия. Шафаревич обвинил в русофобии целые пласты современного и минувших дней либерализма, говоря, что через неприятие всего русского - истории, литературы, менталитета - осуществляется подавление и уничтожение громадного народа. Одновременно он продолжил и разработал теорию малого народа, который, оседлав малоподвижное большинство, его угнетает. Концепции русофобии и малого народа сделали Игоря Шафаревича неприемлемым для победившего либерально-демократического направления.

 

Более 20 лет Игорь Ростиславович и его интеллектуальные проявления оставались вне официального информационного поля. Зато он был несомненным интеллектуальным лидером национально-патриотического движения, выдающимся русским националистом. Шафаревич являл собой академический, аналитический ум, способный сформулировать мысли и чувства, которые патриотические массы несли в своем сердце, но не могли выразить в концептуально-безупречной форме. Шафаревич был кумиром патриотических вечеров. Когда он выходил на сцену и спокойно произносил свои формулы, зал импульсивно реагировал - вскакивал, бурно аплодировал.

 

Идеи Шафаревича абсолютно актуальны и плодотворны в наше время. Многие думают, что когда он говорил о малом и большом народах, речь шла о евреях и русских. Взгляды Шафаревича были гораздо шире и глубже. В начале XXI века мы присутствуем при агрессии гомосексуального меньшинства, которое стремительно завоевывает мир, подчиняет своему влиянию человечество. Такое ощущение, что мы накануне гомосексуальной диктатуры. Перед нами блестяще организованное, оснащенное современными технологиями меньшинство, обладающее влиятельным лобби в политике, культуре, информационной сфере. Оно предлагает миру другой вариант существования, и мир, корчась, вопя и страдая, подчиняется давлению малого народа.

 

Игорь Ростиславович Шафаревич высоко, гордо и непреклонно нес свой крест все наполненные русским страданием и русским пафосом годы. Царствие ему Небесное!

 

  Александр Проханов

 

 

http://www.4pera.ru/news/guild/sudba_i_krest_igorya_shafarevicha/

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Памяти Игоря Ростиславовича Шафаревича

 

20 февраля, 2017

 

19 февраля в Москве умер Игорь Ростиславович Шафаревич (1923-2017).


Не могу объективно оценить его талант как математика - говорят он, академик РАН, был одним из самых талантливых учёных в этой области.


Но могу точно сказать, что это был один из самых умных, глубоких, масштабных, культурных русских людей, которых мне приходилось встречать в течение жизни.


Мы говорили с ним много часов в течение нескольких встреч - в его московской квартире. Игорь Ростиславович полностью поддержал создание и деятельность РОНС, являлся одним из основных наших идейных наставников и учителей.


И.Р.Шафаревич был ярким, талантливым историком, мыслителем и философом. Многие знают его знаменитую работу "Русофобия". На мой взгляд, ещё более ценным трудом является небольшая брошюра "Социализм, как явление мировой истории" - которую я настоятельно рекомендую прочитать всем думающим людям.


Осмелюсь утверждать, что Игорь Ростиславович был одним из самых крупных русских людей второй половины ХХ - начала ХХ1 веков.


Царствие ему Небесное - Вечный покой.


Игорь Артёмов

 

 

http://ronsslav.com/pamyati-igorya-rostislavovicha-shafarevicha/

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

СКОНЧАЛСЯ ИГОРЬ РОСТИСЛАВОВИЧ ШАФАРЕВИЧ

 

Москва, 21 февраля 2017 года

 

19 февраля 2017 г. на 94-м году жизни скончался выдающийся русский математик, яркий православный мыслитель и общественный деятель, академик РАН Игорь Ростиславович Шафаревич.

Игорь Ростиславович Шафаревич родился в 1923 году в Житомире, в семье университетского преподавателя теоретической механики. Уже в девятом классе Игорь Шафаревич написал свои первые работы по теории чисел. Ознакомившись с ними, математик Борис Делоне посоветовал мальчику поступать на мехмат МГУ. Закончив школу в 1940 году, подросток сдал экзамены экстерном и был зачислен сразу на последний курс. В 17 лет он окончил МГУ, в 19 — защитил кандидатскую диссертацию, в 24 — докторскую. С 1944 года он начал преподавать на механико-математическом факультете МГУ.

«Я слушала лекции Игоря Ростиславовича по алгебре как студентка мехмата. Аудитория всегда была забита. Он был ходячей легендой на мехмате»,— вспоминала вдова Александра Солженицына Наталья Дмитриевна. В 1958 году Игорь Шафаревич был избран членом-корреспондентом АН СССР, в следующем году получил Ленинскую премию по математике за открытие общего закона взаимности и решение обратной задачи теории Галуа. И. Р. Шафаревич создал российскую школу алгебраической геометрии и внес выдающийся вклад в алгебраическую теорию чисел.

В 1955 году Игорь Шафаревич подписал «Письмо трехсот» — послание группы советских ученых в Президиум ЦК КПСС с критикой деятельности приверженцев идей Трофима Лысенко. Несколько лет спустя математик участвовал в создании общественного движения против переброски северных и сибирских рек. В конце 1960-х Игорь Шафаревич делает публичные заявления в защиту верующих и Русской Православной Церкви, помогает организовывать соответствующие пресс-конференции.

В 1974 г. выходит задуманный Солженицыным и Шафаревичем сборник «Из-под глыб». Сначала он печатается в Париже, а в СССР распространяется в самиздате. Математик написал для него три статьи — «Социализм», «Обособление или сближение?» и «Есть ли у России будущее». 14 ноября 1974 года Игорь Шафаревич дал в Москве пресс-конференцию для иностранных СМИ, посвященную сборнику. Он заявил об отсутствии свободы в СССР, высказался против социализма и марксизма. После этого математика уволили из МГУ.

В декабре 1991 года Шафаревич был избран академиком РАН по секции математики, механики и информатики. С начала 1990-х Игорь Ростиславович стал участвовать в работе разнообразных патриотических организаций — Центральной думы Российского народного собрания, Фронта национального спасения, Конституционно-демократической партии, входил в редколлегию газеты «День». В итоге он принял решение сосредоточиться на литературной и публицистической работе. В 2003 году он подписал обращение деятелей науки и культуры «В связи с организацией кощунственной выставки в центре Сахарова», осуждающее выставку «Осторожно, религия!» В том же году он вышел из Академии наук США, протестуя против войны в Ираке.

Игорь Шафаревич внес неоценимый вклад в историю русской общественной мысли. Его перу принадлежат такие работы, как «Социализм как явление мировой истории», «Русофобия», «Русский народ в битве цивилизаций». Неизменно и последовательно Игорь Ростиславович выступал в защиту русского народа. Он был глубоко церковным человеком, сотрудничал с радиостанцией «Радонеж». Его выступления отличали научная основательность, трезвый аналитический подход к проблемам и непоколебимая христианская вера.

Вечная память новопреставленному рабу Божию Игорю!

21 февраля 2017 г.

http://www.pravoslavie.ru/101227.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Памяти новопреставленного Игоря Ростиславовича Шафаревича
«Только малое знание удаляет от Бога».

 

 

 

Игорь Ростиславович Шафаревич — образец нравственного, отважного служения нашему Отечеству. Он не только гениальный, признанный всем миром математик, но и замечательный философ, историк и писатель, всегда заботящийся о том, как донести правду об истинном положении русского народа. Ни в советские годы, ни в период так называемой «перестройки» он ни разу не покривил душой. И потому был всегда гоним. Его книги, такие как «Социализм как явление мировой истории», «Русофобия. Десять лет спустя», «Трехтысячелетняя загадка» сразу же после публикации становились событием общественной жизни. Самое радостное для нас, наверное, то, что Игорь Ростиславович — православный христианин. В одном из интервью на вопрос, какими молитвами он молится перед сном, он дал очень точно характеризующий его ответ: «Каждый вечер я читаю "Верую"». Это о таких, как он, сказаны известные слова: «Только малое знание удаляет от Бога, а большое приближает к Нему». И точно так же его судьба является подтверждением несомненной истины: жизнь по совести и правде — лучший путь к Богу.

 

Несколько слов о личном общении. Я познакомился с Игорем Ростиславовичем в 1996 году в Государственной Думе, где в это время наш Общественный Комитет «За нравственное возрождение Отечества» изо всех сил пытался продвинуть законопроект, запрещающий легализацию пропаганды растления. Игорь Ростиславович сразу же заговорил о смысле и сути того, что происходит в России, о том, какую опасность представляет насаждение «греха как нормы» для будущего человечества. Вспоминается многотысячное стояние, организованное нашим Комитетом против показа богохульного фильма «Последнее искушение Христа» в 1997 году. Мы заранее, за целый час, прибыли в Останкино, чтобы сделать нужные приготовления. К нашему удивлению, мы увидели на площади стоящих с плакатами протеста весьма пожилых людей. Это были Игорь Ростиславович Шафаревич и несколько его друзей. Было такое впечатление, что стоят они здесь уже давно — так и хочется сказать: всегда.

 

Быть защитником гонимых и ревнителем справедливости — кажется, это у Игоря Ростиславовича было в крови, шла ли речь о глобальных событиях или о каком-нибудь частном деле. Однажды он позвонил мне и сказал, что, наверное, только я один, как священник, могу повлиять на Валентина Григорьевича Распутина согласиться стать академиком РАН. «Он никого не хочет слушать, — сказал Игорь Ростиславович, — хотя дело совсем не в его личном престиже, а в укреплении авторитета русских патриотов». Моя попытка уговорить Валентина Григорьевича оказалась неудачной. Но и в этом, пусть малозначительном, эпизоде мне как-то еще яснее представился облик Игоря Ростиславовича, всегда и во всем заботящегося о своих друзьях и не пренебрегающего никакими усилиями ради общего блага.

 

Мне хотелось бы подчеркнуть важность для наших современников, а также для хотя бы одного «монаха трудолюбивого» в будущем, как выражается Игорь Ростиславович, его постоянное усилие осмысления истории. Как он сам хорошо сказал: «Стремление не утратить связь с телом Истории гораздо сильнее, чем со своим физическим телом. Факт, вероятно, имеющий многозначительные последствия в общечеловеческой жизни». Математически точной и духовно глубокой представляется мне его «новая историческая концепция», как он сам ее называет. «Историков, — говорит он, — больше интересует тщательное описание конкретных ситуаций и установление фактов. А "концепции", они считают, можно выдумывать какие угодно — это дело фантазии, а отчасти — исторической неграмотности (в чем есть большая доля правды)». Но важнее всего всегда самая суть. И истинную правду можно увидеть только в свете истины. У Игоря Ростиславовича Шафаревича не было никаких иллюзий. Он ясно понимал, какие ни с чем не сравнимые перемены происходят в мире. «Вся теперешняя жизнь, включая культуру и те методы понимания всех явлений, которыми мы пользуемся, очень скоро разрушатся, — писал он. — То, что с нами произошло, — это не проигранная война, а победа одной цивилизации над другой, ей чуждой, которую надо истребить, превратить в духовную пустыню, где, как говорится, и трава не растет».

 

Его определение о том, что зло возрастает, — согласно с Писанием: прежде чем наступит кончина мира, «последняя жатва», должны созреть плевелы, не только пшеница. Никогда еще человечество не знало таких ужасов по глубине и масштабу зла, как это было в XX столетии. Но организованные лагеря смерти ГУЛага и Освенцима, судя по тому, что мы сегодня наблюдаем, были только прелюдией к сегодняшнему и завтрашнему.

 

Сейчас, особенно после демонстрации по CNN расстрела российского Парламента в 1993 году, войны в Персидском заливе, бомбардировки Сербии, неизвестно кем организованной террористической атаки на Америку, событий на Украине и в Сирии, современная электронная техника подвела нас к тому, что мы уже не различаем массовое уничтожение людей огнем ракет от компьютерной видеоигры. И только когда какая-нибудь новая страшная жестокость шокирует зрителя, масса обывателей вздрагивает, и кто-то переключает программу.

 

Кто сомневается в том, что организованность зла — явное свидетельство близкого присутствия организующего это зло — «человека беззакония»! Если при большевиках совершалось уничтожение части народа, то в последние годы силы зла направлены на уничтожение всего народа. Но самое страшное не в этом. Новое заключается в том, что зло направлено, главным образом, на уничтожение личности. Приближается век толпы: все, что было в этом роде ранее, — только прообразы. И новый век выдвигает своих вождей, которые все сокрушат. В массовое сознание уже введено то, что должно определять личность человека — быть как все.

 

Быть как все, со всем человечеством — это величайшее достоинство человека там, где речь идет о добре и правде, о том, что на самом деле определяет личность человека. Человек настолько человек, насколько он живет по добру и правде. И, в конце концов, по благодати Христовой. Быть как все по-христиански значит — быть с Церковью, со Христом.

 

 

 

А здесь совершается диавольская подмена. После коммунистической стадности наступила другая эпоха стадности — всеобщего греха, участвовать в грехе как все. Эта общая атмосфера может оказаться сильнее совести и Бога. Всякий грех стирает черты единственности и неповторимости человека. И там, где массовым сознанием жизнь без Бога, без стыда и без совести принимается как норма, совершается уничтожение личности. Все это делается под видом «свободы индивидуума». Все должны быть «свободными личностями», для которых не существует никаких нравственных и религиозных запретов.

 

Воистину, растлители страшнее разрушителей. Как преодолеть это растворение в серной кислоте? Для этого надо быть личностью. «Среднему человеку» в этой атмосфере не выжить. Личность — только тот, кто со Христом, кто причастен Его крепости, Его любви, Его благодати. Наступает время новых скорбей, новой верности Богу. Но благодаря не идущим ни на какой компромисс с ложью людям, таким, каким был Игорь Ростиславович Шафаревич, Господь продлевает историю, чтобы все, кто нуждается в правде и истине, могли задуматься о самом главном, покаяться и спастись.

 

 

Протоиерей Александр Шаргунов,
 настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

 

 

 

ИСТОЧНИК              

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

И еще одна грустная мысль. Никто из наших властей не отозвался на кончину великого человека. Зато вчера солист Любэ был обласкан самим президентом. Вот такая у нас власть. 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Отец Александр Шумский об И.Р. Шафаревиче

 

Великий математик, выдающийся мыслитель, несгибаемый патриот и глубоко верующий человек. Когда он говорил своим тихим голосом, все вокруг замолкали, внимая каждому его слову. Он сразу выделился в так называемом правозащитном или, как чаще принято говорить, диссидентском движении. Чем выделился? – Своим отношением к русскому народу и русской истории. Можно с уверенностью сказать, что Игорь Ростиславович спас честь русской интеллигенции. Благодаря ему, это понятие не сопрягается отныне исключительно с именами людей, которые, борясь с советской властью, стремились и стремятся жить по заветам печально известного Владимира Печерина: «Как сладостно отчизну ненавидеть / И жадно ждать её уничтоженья». На одной из встреч молодой человек обратился к Шафаревичу: «Я хочу взять в руки автомат и идти защищать своё Отечество, бить врага!» Игорь Ростиславович ответил: «Возможно, когда-то это тоже понадобится, но сейчас я призываю вас к другому – создать русскую семью и воспитать хотя бы троих детей: это важнее автомата». 

 

 

http://shumskiy.su/520-520-osirotela-russkaya-semya.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Шафаревич открыл нам невидимую тайну — Русским народом уже почти 100 лет управляет «Малый народ»

 

Открыл интернет и прочитал: «Умер Игорь Ростиславович Шафаревич». Вот и еще один Великий Воин Русского Поля ушел от нас в мир иной. Воистину Воин. И воистину Великий.

 

Игорь Ростиславович отошел ко Господу утром 6/19 февраля, в Воскресенье, в Неделю о Страшном Суде, когда в церкви поется кондак, в котором есть такие слова: «егда приидеши, Боже, на землю со славою, и трепещут всяческая, река же огненная пред судилищем влечет, книги разгибаются, и тайная являются: тогда избави мя от огня неугасимаго и сподоби мя одесную Тебе стати, Судие Праведнейший…»

 

Так говорит Церковь. Но не так говорит мир…

 

В сообщениях различных агентств сказано лишь о том, что «основные труды его были посвящены алгебре, теории чисел и алгебраической геометрии». О других его трудах сказано очень кратко: «Известен как автор работ, посвященных истории и общественным проблемам»,  — отмечает «Коммерсант».

 

Но ведь эти его «работы», пожалуй, никак не менее важны, чем математические. Ведь это Игорь Ростиславович, в присущей только ему спокойной «научно-объективной» манере, открыл для нас некую почти невидимую тайну. Тайну того, что многомиллионным Русским народом вот уже почти 100 лет управляет сильно законспирированный, особо себя не афиширующий и постоянно мимикрирующий хамелеон — определяемый Игорем Шафаревичем как «Малый народ». Да, это было, несомненно, величайшее открытие. Причем не столько с «научной точки зрения», сколько воистину открытие нам всем, Русским, глаз на положение Русских в России.

 

И об этом, конечно же, никакие информационные агентства и СМИ не напишут. Куда там! А ведь именно в этом прежде всего заключается подвиг всей жизни Игоря Шафаревича. И за это его открытие ему вечно будет благодарен Русский народ.

 

Царствие Небесное Русскому герою-ученому с замечательнейшим древнерусским именем Игорь сын Ростиславлев.

 

Вечная ему память в сердцах всех Русских людей!

 

Леонид  Донатович Симонович-Никшич

 

 

ИСТОЧНИК

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В.Н.Осипов “Памяти Шафаревича”

 

 

 

Умер пламенный патриот России. Почил крупнейший мыслитель 20 – 21 в.в., который стоит в одном ряду с Ильиным, Нилусом, Солоневичем, Кожиновым. Академик, выдающийся ученый-математик и одновременно безкомпромиссный боец за возрождение и освобождение Отечества. Его работы: «Социализм как явление мировой истории», «Русофобия», «Две дороги к одному обрыву», «Россия и мировая катастрофа» всегда будут настольными книгами русских почвенников.

 

Когда по приказу русофоба Андропова я был приговорен к 8 годам лишения свободы за машинописный православный журнал «Вече», в мою защиту выступила общественность и первой под заявлением протеста была подпись Шафаревича. А другой общественник Александр Мень, наоборот, в интервью иностранным корреспондентам заклеймил «Вече» как «шовинистический и антисемитский журнал», что очень обрадовало чекистов. Игорь Ростиславович тут же написал опровержение, которое западенцы никак не хотели печатать: «чтобы не обижать батюшку». Мордовского узника обижать можно, популярного экумениста – нельзя.

 

Прошли годы. Мы вместе с Шафаревичем работали в оргкомитете Фронта Национального Спасения («Банду Ельцина под суд!»), в РОСе С.Н.Бабурина. И мало кто сейчас помнит, что Шафаревич возглавлял еще и комитет «Русский Севастополь» (В.И.Скурлатов, Н.А.Нарочницкая и другие). Ученый с мировым именем неизменно отстаивал территориальную целостность Державы и суверенитет государства. Как-то стало более одиноко без него. Упокой, Господи, душу раба Твоего Игоря и даруй ему Царствие Небесное. Аминь.

 

Владимир Николаевич Осипов

 

 

http://www.odigitria.by/2017/02/23/v-n-osipov-pamyati-shafarevicha/#more-34594

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 

Русский пророк

19 февраля 2017 года умер Игорь Ростиславович Шафаревич. Русский мыслитель. Крупный политический писатель и общественный деятель. Математик мирового уровня. Академик Российской Академии Наук.

Можно было бы перечислять заслуги и регалии этого человека, активно участвовавшего в русской истории на протяжении почти 100 лет, заняв ими еще пару страниц, но интересующиеся вслед за автором все равно отправятся за подробностями в Википедию. И это не страшно. Страшно, что Википедия – пока единственный широко доступный сайт, где можно прочесть весьма неполную биографию покойного. Страшно, что на портале Академии наук, например, его уже оперативно исключили из состава действующих академиков РАН, не разместив при этом и двух строк некролога. Страшно, что Президент Академии Фортов выразил свои краткие соболезнования как-то «полуофициально», в интервью стороннему информационному агентству. Грустно, что набрала воды в рот пресс-служба МГУ им. Ломоносова, в котором покойный учился сам, а позже учил многих других, и которым ныне руководит математик-ректор (маленькую заметку, пробитую сыном ученого, удалось найти лишь на факультетском сайте мехмата). Печально, что промолчали Правительство и Президент России. Каким-то сюрреалистическим бредом выглядит молчание ведущих политических партий. Добрым словом никогда не сочувствовавшего коммунизму покойного проводила только… КПРФ. Ужасно, что из крупных телеканалов о смерти Шафаревича на следующий день хоть что-то сообщили только РЕН ТВ и «Культура», из всех радиостанций – только «Радио Свобода». И просто дико, что гораздо больше российских газет и телеканалов в тот же день сочувственно обсуждали кончину председателя норвежского нобелевского комитета. К вечеру пришло известие о кончине российского представителя в ООН Виталия Чуркина, и смерть академика, как выразился один мой знакомый журналист, «стала уже неактуальной».

Современное общество вообще любит быстро списывать проблемы в архив. Кому, например, в 1970-х могла показаться актуальной проблема национализма в СССР? Музыковеду Ландсбергису? Бухгалтеру Ющенко? Летчику-офицеру Дудаеву? А вот профессор мехмата МГУ Шафаревич уже тогда расценивал национализм, не просто как проблему, но как основную угрозу самому существованию его страны.

Если признать, что судьба народа больше определяется современными действиями, его собственным мировоззрением, чем внешними факторами, то надо сделать и тот вывод, что, порвав с русским народом, этих внутренних причин не изменишь… Здесь я имею в виду лишь то, что необходимо освободиться от некоторого штампа мысли, от непроверяемого, необсуждаемого убеждения в том, что разрыв с русскими и создание собственного государства для каждого народа даст автоматическое решение всех его проблем…

Своим опытом мы защищены от многих соблазнов, но не от всех. В смутную эпоху классовая ненависть, вероятно, не сможет больше стать той спичкой, которая подожжет наш дом. Но национальная - вполне может. По подземным толчкам, которые слышатся сейчас, можно судить, какой разрушительной силой она способна стать, вырвавшись наружу. Наивно думать, что кто-то сумеет ввести эту стихию в желательные для него рамки - силы злобы и насилия подчиняются своим собственным законам и всегда пожирают тех, кто их развязал.

Эти мысли из статьи «Обособление или сближение», опубликованной в сборнике «Из-под глыб» в 1974 году в Париже, сегодня кажутся скучным общим местом. Но вдумайтесь, - 1974 год! До распада страны почти 20 лет. Большинство из тех, кто примет активное участие в национальных конфликтах 80-90-х годов еще только заканчивают школы и вузы. Все они – пионеры и комсомольцы. А автор уже предупреждает о последствиях тех их слов и поступков, о которых они даже еще не задумывались. Причем не уговаривает, не запугивает, а именно предупреждает. Уверенно и просто рассуждает о тех вопросах, перед которыми замирает обыденное сознание.

В том же сборнике были размещены еще две статьи Шафаревича. В первой – «Социализм» - он пытается доказать глубокую связь между социалистической идеологией и стремлением человечества к саморазрушению. Из этой статьи потом выросла первая большая его книга «Социализм, как явление мировой истории» (1977). Современники восприняли эти тексты, как стандартную антисоветскую агитацию. Но прошло 40 лет, Советского Союза давно уже нет, сочинения Маркса и Ленина выброшены на свалки, а социалистические тенденции глобализации только нарастают. Причем именно в тех странах, которые когда-то боролись с «красной опасностью».

«Впрочем, это обстоятельство не будет казаться столь удивительным, если мы вспомним, что лишь немногим больше двухсот лет прошло с тех пор, как социалистическая идеология приняла рационалистическую внешность. И уж совсем недавно (в масштабе всей истории) социализм в форме марксизма сменил эту внешность на научную. Краткий период "научного социализма" заканчивается на наших глазах, научная оболочка не увеличивает уже притягательности социалистических идей, и социализм ее сбрасывает«.

Для того, чтобы понять о чем тут говорит автор, от читателя вновь требуется «освободиться от некоторого штампа мысли, от непроверяемого, необсуждаемого убеждения». Вроде банальное научное требование, но как же его трудно осуществить.

Сборник заканчивался статьей «Есть ли у России будущее?» Публично задать такой вопрос в 1974 году (а на деле текст был написан еще раньше, в 1971-м) мог только сумасшедший. Речь ведь шла о ближайшем будущем второй (а в некоторых отношениях, и первой) державы мира! Державы, победившей нацистскую Европу и освоившей космос. Собственной страны, в конце концов.

Думать страшно,  писал Шафаревич.  Потому что возникает сомнение, которое жутко и выговорить: ЖИВА ЛИ ЕЩЕ РОССИЯ? Ведь жизнь и смерть народов не так резко разграничены, как у живых организмов. Историческое предназначение народа может быть исполнено, творящая душа может его уже покинуть, а тело его - государство - будет десятилетиями активно: казнить еретиков или покорять соседей. Для великой страны ЖИТЬ - не означает лишь не распадаться на части и сводить концы с концами в своем хозяйстве. Она должна еще осознавать ту цель, ради которой существует, свою миссию в мире. Есть ли сейчас у России такая миссия?

Читая эти строки в переиздании конца 1980-х, когда российская реальность давала уже гораздо больше поводов для беспокойства, я был потрясен не столько глубиной и размахом мысли автора, запросто оперировавшего столетиями и континентами, сколько его смелостью. Иногда эта смелость даже напоминала жестокость. Казалось бы, чего стоит обойти особенно тяжелый вопрос, не заострять его, когда людям и без того больно?

Правду сказать, плясками на костях грешила вся тогдашняя журналистика. Но у большинства авторов, задававших нам «проклятые вопросы» на «запретные темы», совершенно отсутствовало и чувство меры, и сочувствие к читателю. Наоборот, хорошим тоном в этой среде было поизмываться над народом и его святынями. Шафаревич выделялся среди «прорабов перестройки» не только серьезной основательностью в рассуждениях, но и абсолютным отсутствием позы, трескучей фразы. Он никогда не спрашивал впустую, и никогда не использовал свой талант для того, чтобы покрасоваться им. При огромной образованности в нем совершенно не чувствовалось какого-либо высокомерия. Писал он просто. Иногда до наивности.

«Вот к какому выводу мы приходим: судьба России находится в наших руках, зависит от индивидуальных усилий каждого из нас. Но самое существенное может быть тут сделано на единственном пути - через ЖЕРТВУ…

Может показаться, что в этом наша беда, на самом же деле этим нам дается неотразимое оружие и источник сил без границ. Едва ли есть среди социальных сил другая, которая так мощно движет людей, как стремление к жертве за высшие идеалы. Может быть, не всегда, но в решающие эпохи истории жертва приобретает притягательность, не объясненную никакой социологией. Этот эмпирический факт знают и используют опытные политики: призыв к жертве обычно встречает мощный отклик в народе. В нашей стране одна из причин успеха революции несомненно была в том, что только в революционной деятельности интеллигенция находила выход своему стремлению к подвигу, жертве. А какой исследователь мог бы предсказать такой героизм в последней войне? Ведь ее судьбу решили те самые крестьяне, которые перед тем так много вынесли на своих плечах. Как можно объяснить это чудо, если не тем, что война дала возможность распрямиться во весь рост, открыла путь честной, добровольной жертвы, закрытый до того жизнью?«

Казалось бы, совершенно ненаучное, публицистическое утверждение? Но ведь это обобщение гигантских объемов коллективного опыта. Здесь нет лишних слов, затемняющих дело ссылок, а приведенные примеры нужны только для того, чтобы сделать довод автора живым и наглядным ровно настолько, чтобы читатель не отвлекался на них и не терял ход авторской мысли. Взойдя на такую высоту, легко увлечься фантазиями и предаться грезам, но Шафаревич, рассуждая, постоянно одергивает сам себя.

«Жертва может дать силы, чтобы преодолеть многие препятствия, стоящие на пути России, но при одном лишь условии: если такой путь у России еще есть. Это возвращает нас к вопросу, с которого мы начали: какова сейчас цель существования России, имеет ли она еще историческую миссию?«

Статьи сборника «Из-под глыб» можно анализировать еще долго. А ведь это только начало публицистического пути Шафаревича. Впереди будут такие мощные работы, как «Русофобия» (1982), «Две дороги к одному обрыву» (1989), «Духовные основы российского кризиса ХХ века» (2000), «Трехтысячелетняя загадка» (2002). Будет широкая публичная известность, большей частью, дурная и незаслуженная. «Почетные» звания «идеолога новых черносотенцев» и «ведущего антисемита России». Те, кто и сегодня трясут этими ярлыками, скорее всего, так и не сумели «освободиться от некоторого штампа мысли». Их шокировали и возмутили не столько выводы автора, сколько сама его решимость проверять непроверяемое и обсуждать необсуждаемое «в приличном обществе». А еще решимость защищать свой народ и готовность жертвовать комфортным статусом «эксперта-интеллектуала» ради вновь открывшейся Истины. Ради Христа.

Конечно, кое-что в книгах Игоря Шафаревича сейчас устарело и осталось в ХХ веке. Но сам его подход к анализу социальных проблем еще долго останется непревзойденным. В конце концов, не так уж важно, сбудутся ли те или иные его исторические прогнозы (многие уже сбылись). Важно, чтобы над ними продолжали размышлять, чтобы на них учились. Именно это, а не дежурные комплименты по случаю, поможет нам стать наследниками этого русского мыслителя.

Заканчивая «Есть ли у России будущее?» Игорь Ростиславович писал:

«Россия прошла через смерть и может услышать голос Бога. Но Бог творит историю руками людей, и это мы, каждый из нас, может услышать Его голос. А может, конечно, и не услышать«.

 

Он слышал. Уже тогда.

 

Артём Ермаков

http://zavtra.ru/blogs/russkij_prorok

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Не могу не выделить кусочек из предыдущей статьи:

 

 

 

***Страшно, что Википедия – пока единственный широко доступный сайт, где можно прочесть весьма неполную биографию покойного.

Страшно, что на портале Академии наук, например, его уже оперативно исключили из состава действующих академиков РАН, не разместив при этом и двух строк некролога.

Страшно, что Президент Академии Фортов выразил свои краткие соболезнования как-то «полуофициально», в интервью стороннему информационному агентству.

Грустно, что набрала воды в рот пресс-служба МГУ им. Ломоносова, в котором покойный учился сам, а позже учил многих других, и которым ныне руководит математик-ректор (маленькую заметку, пробитую сыном ученого, удалось найти лишь на факультетском сайте мехмата).

Печально, что промолчали Правительство и Президент России. Каким-то сюрреалистическим бредом выглядит молчание ведущих политических партий. Добрым словом никогда не сочувствовавшего коммунизму покойного проводила только… КПРФ.

Ужасно, что из крупных телеканалов о смерти Шафаревича на следующий день хоть что-то сообщили только РЕН ТВ и «Культура», из всех радиостанций – только «Радио Свобода».

И просто дико, что гораздо больше российских газет и телеканалов в тот же день сочувственно обсуждали кончину председателя норвежского нобелевского комитета. К вечеру пришло известие о кончине российского представителя в ООН Виталия Чуркина, и смерть академика, как выразился один мой знакомый журналист, «стала уже неактуальной». ***

 

 

Действительно – страшно, грустно, печально, ужасно и просто дико….

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Памяти академика РАН Игоря Ростиславовича Шафаревича

 

 

19 февраля 2017 года в на 94-м году жизни умер Игорь Ростиславович Шафаревич, доктор физико-математических наук, известный математик, выдающийся мыслитель, выдающийся Гражданин России

 

В 1958 году (в возрасте 35 лет) он был избран членом-корреспондентом АН СССР по отделению физико-математических наук. В 1991 году избран академиком РАН по Секции математики, механики, информатики. Иностранный член Национальной академии деи Линчеи (Италия), Германской академии естествоиспытателей «Леопольдина», член Лондонского Королевского общества, Национальной академии наук США, Американской академии искусств и наук. Почётный доктор университета Париж XI (Орсэ).

 

Настоящий учёный – всегда Гражданин. Активная и честная гражданская позиция неизменно приводила Игоря Ростиславовича в стан оппозиционеров патриотического направления. 

 

В 1955 году он подписал «Письмо трёхсот» советских учёных в Президиум ЦК КПСС, содержащее оценку плачевного состояния биологии в СССР и критику лысенковщины.

 

Либералы упорно навешивают Шафаревичу ярлык диссидента, поскольку он в 1973 году написал открытое письмо в защиту Сахарова, был участником изданного по инициативе Солженицына сборника статей «Из-под глыб», протестовал против ареста и выдворения за пределы СССР Солженицына.

 

После издания сборника Шафаревич дал пресс-конференцию иностранным корреспондентам в Москве. В 1975 году был уволен из МГУ.

 

В 1982 году он опубликовал за рубежом и в самиздате эссе «Русофобия». В этой работе Шафаревич использовал идеи известного французского историка начала XX века Огюстена Кошена, который разработал идею о «малом народе» - антинациональной элите, навязавшей «большому народу» свои идеи и таким образом явившейся подлинной причиной и движущей силой французской революции. По мнению Игоря Ростиславовича, российское воплощение феномена «малого народа» сыграло большую роль в революции в России. При этом «малый народ» не является, по Шафаревичу, каким-либо этнонациональным образованием (в нём присутствуют представители разных наций), но он содержит влиятельное ядро, связанное с евреями.

 

Опубликование эссе превратило автора в персону нон-грата среди  «демократической» интеллигенции.

 

После напечатания «Русофобии» в СССР в 1989 году в журнале «Наш современник» и в «Книжном обозрении» появилось письмо протеста против взглядов Шафаревича за 31 подписью, включая Юрия Афанасьева, Дмитрия Лихачёва, Андрея Сахарова. В 1992 году более 400 математиков опубликовали в «Notices of the American Mathematical Society» открытое коллективное обращение к Шафаревичу с просьбой пересмотреть позицию, опубликованную в «Русофобии», а 16 июля 1992 года Национальная академия наук США обратилась к учёному с просьбой добровольно отказаться от членства в ней, так как процедуры исключения из академии не существует; подобной просьбы прежде не возникало за всю 129-летнюю историю этой академии. Однако ряд известных иностранных математиков выступили против таких действий Академии, назвав их «политкорректной охотой на ведьм». Совет Американского математического общества также выпустил специальное заявление, в котором выразил своё осуждение якобы «антисемитских работ И. Р. Шафаревича». В 2003 году Шафаревич сам вышел из состава НАН США в знак протеста против американской агрессии в Ираке.

 

В 1989 году Шафаревич опубликовал в журнале «Новый мир» статью «Две дороги - к одному обрыву», содержащую критику и социализма, и западной демократии. В 1990 году он подписал «Письмо 74-х», в нём осуждалась русофобия СМИ СССР, которые создавали образ русского человека - «великодержавного шовиниста», угрожающего другим нациям и народам. В письме говорилось, что «Прогрессивная» пресса, в том числе и органы ЦК КПСС, насаждают кощунственное понятие «русского фашизма»,  чтобы отвлечь внимание народа от внешних угроз.

 

Если бы  среди руководителей СССР нашлись умные люди, патриоты своей страны, они не вытолкнули бы Шафаревича в оппозицию, а ввели бы во властные структуры хотя бы в качестве советника. Он видел главную опасность и помог бы её нейтрализовать, и тогда, быть может, не разрушился бы Советский Союз, не разграбили бы его чубайсовской приватизацией. Мы не прошли бы сквозь кровь чеченских  войн, не испытали бы кошмара Киевского майдана и бойни на Донбассе.

 

21 декабря 1991 года Шафаревич участвовал в 1-м съезде Российского общенародного союза (РОС) Сергея Бабурина. 9 февраля 1992 года был избран членом Центральной Думы Российского Народного собрания. В октябре 1992 года входил в Оргкомитет Фронта национального спасения (ФНС). В 1993 году был в списке кандидатов в депутаты Государственной Думы от Конституционно-демократической партии - Партии народной свободы (КДП-ПНС) Михаила Астафьева (список не собрал нужного количества подписей). В 1994 году Шафаревич вошёл во Всероссийский национальный правый центр (ВНПЦ) Михаила Астафьева и Наталии Нарочницкой.

 

Шафаревич был членом редколлегии журнала «Наш современник», в 1991-1992 годах входил в редколлегию газеты «День» Александра Проханова (после запрещения в 1993 году - газета «Завтра»).

 

Книга Шафаревича «Русский вопрос» была включена издательствами «Алгоритм» и «Эксмо» в книжную серию «Классика русской мысли». Его работы «Русофобия» и посвящённая той же проблеме «Трёхтысячелетняя загадка», - национальные бестселлеры.

 

Став активным участником, идеологом, знаменем русского национально-освободительного движения, Игорь Ростиславович использовал свой могучий авторитет для защиты своих единомышленников и соратников от репрессий либералов во власти.

 

Спасая человечество, он берёг каждого человека.

 

Он участвовал в кампаниях защиты от преследований автора книги «Иго иудейское» Бориса Миронова. Уже будучи серьёзно больным, Шафаревич подписал письмо в защиту невинно осуждённого полковника Владимира Квачкова. Более 130 виднейших учёных страны, в том числе легендарный академик Владимир Николаевич Страхов, организатор Движения За Возрождение Отечественной Науки в начале 2011 года,  подписали это письмо, однако властные чиновники проигнорировали мнение лучших мыслителей страны, что, несомненно, приведёт к печальным последствиям для страны и для них лично.         

 

Естественно, в либеральной России, где русофобия – официальная политика государства, имя Игоря Ростиславовича Шафаревича либо замалчивалось, либо даже являлось в комплекте с определением «фашист», хотя такое определение больше подошло бы самим обвинителям. 

 

Но идеи Шафаревича сегодня подхвачены тысячами, сотнями тысяч экспертов, политиков, публицистов, активистов патриотических, национально-освободительных движений всего мира.

Процитируем И.Шафаревича: «… русский кризис - на самом деле не только русский. Это мировой кризис, с каким-то особым отражением в России… разрешиться судьба России может только в мировом масштабе».

 

Идеи Игоря Шафаревича  сегодня наполняют не только сотни тысяч бумажных изданий – книги, брошюры, газеты… Миллионами ручейков они растекаются по всемирной Сети – по сайтам, блогам, социальным сетям... И эти потоки не остановить.  

 

Жизнь большого мыслителя не заканчивается с его физической кончиной.

 

Антипенко Л.Г., кандидат философских наук

 

Докучаева А.В., кандидат физико-математических наук

 

Лисовский Ю.А., кандидат физико-математических наук

 

Самарин А.Н., кандидат философских наук

 

Удалова С.Н., глава научно-просветительского издательства «Белые Альвы»

 

Фионова Л.К., доктор физико-математических наук

 

Шабалин А.П., кандидат технических наук 

 

 

 

http://communitarian.ru/news/kultura/pamyati-akademika-ran-igorya-rostislavovicha-shafarevicha_23022017

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Идеология и страна: памяти Игоря Шафаревича

 

 

 

19 февраля 2017 года скончался наш выдающийся соотечественник, блестящий ученый и общественный деятель Игорь Ростиславович Шафаревич. Боль утраты велика. Велико и желание выразить свое сочувствие тем, кто был и остается особо близок к Игорю Ростиславовичу.

 

Но, к сожалению, трагичность момента не помешала многим развернуть идеологические «радения», отталкиваясь от факта смерти выдающегося российского ученого-идеолога.

Одна крайность — отнестись к этим «радениям» с безразличием.

 

Другая — включиться в лобовую полемику, став тем самым на одну доску с «радеющими».

Постараюсь избежать двух этих крайностей и сформулировать свою позицию по отношению к идеологическому творчеству Шафаревича.

 

С самого начала оговорю, что я не был в числе соратников и единомышленников Шафаревича. Но я был с ним знаком и мог оценить ту духовную силу, которая исходила от этого человека. Мы недолго были вместе с ним во время поездки в Приднестровье, которое на момент, когда мы туда приехали, буквально истекало кровью. Наблюдая Игоря Ростиславовича, я мог оценить и его смелость, и его искренность, и его человеческую чистоту, благородство, скромность. Многое можно быстро понять, когда находишься, пусть и недолго, в зоне активных боевых действий.

 

Известие о кончине Игоря Шафаревича заново всколыхнуло во мне те давние добрые чувства. Я вспомнил очень редкое ощущение человеческой подлинности, которая пронизывала всё его естество. И не только умом, но и сердцем осознал масштаб потери.

 

Сказав об этом, скажу и о том, почему, с огромной теплотой относясь к Шафаревичу, никогда не считал себя входящим в круг его соратников и единомышленников. Конечно же, Игорь Шафаревич не являлся типичным диссидентом советской эпохи. Но он был диссидентом — глубоко нетипичным, но именно диссидентом. Для того, чтобы принять на себя двойной груз — и диссидентства как такового (а в советскую эпоху диссидентство никак не было позерством, за которое не надо было платить), и глубокой нетипичности своего диссидентства — нужно было очень верить в свою правду, нужно было обладать готовностью платить высокую цену за отстаивание своих ценностей.

 

Всё это у Шафаревича было в избытке. Став диссидентом, Игорь Ростиславович не превратился в «оранжоида» советской эпохи из числа тех, про кого говорили, что даже при написании объявления в газету о пропаже своей собаки такой диссидент заканчивает объявление фразой: «Как я ненавижу эту страну!» Игорь Шафаревич был пламенным патриотом России. И именно в этом состояла глубокая нетипичность его диссидентства. Та нетипичность, за которую надо было платить двойную цену, потому что, принимая на себя удар государства, чьи ценности он отрицал, Игорь Шафаревич одновременно отказывался от очень мощной помощи единого антипатриотического диссидентского сообщества, имеющего высокие связи и в стране, и за рубежом. Таких диссидентов-патриотов в Советском Союзе было несколько. И Игорь Шафаревич был, безусловно, самым ярким из них.

 

Низкий поклон ему за этот патриотизм, это мужество, эту верность своим ценностям. Но что это за ценности?

 

Начну с того, что они никогда не были и не будут моими. Но не это главное. Долгая работа в газете «Завтра», которую жестко прессовала ельцинская система, воспитали во мне способность к построению прочных человеческих отношений с патриотами, яростно отвергающими всё, что тебе дорого. После 1991 года слишком остро встал вопрос, быть или не быть оставшейся России. И готовность бороться за то, чтобы Россия осталась, не исчезла с карты мира, должна была быть поставлена и была поставлена во главу угла. По определению такая борьба могла иметь шанс на успех только при наличии широкого фронта, в который входили люди с разными убеждениями.

 

Ценности Игоря Шафаревича, разрабатываемые им идеологические модели (а Шафаревич, безусловно, был идеологом) вызывали и вызывают у меня определенную оторопь не потому, что они расходятся с моими ценностями, а потому, что я не понимаю, как на основе этих ценностей может работать эффективная идеология, обеспечивающая силу и целостность Российского государства.

 

И тут возникает вопрос о том, как именно должна сочетаться роль идеолога и роль человека, обладающего определенными ценностями. Конечно, идеолог не может быть циником. Он, как никто, не может им быть. Может быть, политик в какой-то степени и может быть циником, а идеолог — нет. Но должен ли идеолог соотносить свою идеологию с теми задачами, которые встают перед ним как перед патриотом страны? Достаточно ли в этом случае того, чтобы идеолог страстно и искренне любил страну (а Игорь Шафаревич любил Россию именно так)?

 

Что сулит стране, которая проиграла холодную войну и еле-еле выстояла на грани государственного небытия, признание целого этапа исторической жизни средоточием скверны, глубочайше чуждой историческому духу страны? А ведь Шафаревич предъявлял в качестве такового фактически весь советский этап. Весь этот этап был для него неким скверным заболеванием, которое кто-то внедрил в естество бесконечно любимого им Отечества.

 

За подобным взглядом на советский период сразу вставало очень и очень многое.

 

Во-первых, отрицание созвучия советского коммунизма историческому духу России. Для меня такое отрицание недопустимо не потому, что я люблю коммунизм (а я его люблю искренне), а потому, что… Одним словом, потому, что так не бывает. Никто не может привнести в жизнь страны нечто, не отвечающее ее сокровенной сущности. Страна сама себя спасает, сама сбивается с пути, и делает она это, сообразуясь с историческим духом, который воспринимает не так, как каждый из нас, а гораздо глубже и тоньше. В каком-то смысле страна, даже пав (а чем, как не падением, является постсоветское существование России?), остается историко-культурной личностью, определенным образом строящей свои отношения с тем транскультурным и даже трансисторическим началом, которое только ей и ведомо. Отрицание такой мудрости страны, противопоставление этой мудрости, находящейся в сложном переплетении с тем, что вполне может быть названо привнесенным, скверным, — это для меня глубочайший соблазн, который поселяется, увы, именно в интеллигентских душах. Улавливая нечто антисистемное в духовном естестве нашей интеллигенции и блестяще критикуя это, Шафаревич не уберег самого себя от особой разновидности того, что он справедливо критиковал в других.

 

Во-вторых, советский период слишком величествен для того, чтобы именовать его вирусом, привнесенным в наш организм создателем этакого антисистемного оружия. Подвиг народа в Великой Отечественной войне, громадные достижения народа на разных этапах его советского пути, фантастическая важность красного начала, уловленная Россией, которая это красное начало и восприняла, и переработала, — всё это не может быть отнесено к продуктам болезненного воздействия антисистемного вируса.

 

В-третьих, одно дело — антисоветскость в условиях мощной советской державы, и другое дело — антисоветскость после краха этой державы. Игорь Шафаревич глубоко переживал крах СССР. Но у него не хватило сил на то, чтобы в условиях данного краха переосмыслить собственное идеологическое творчество. Да, у него хватило сил на то, чтобы начать объединяться во имя общего патриотического дела с людьми, стоящими на чуждых ему позициях. Но он не смог или не захотел спросить себя задним числом: «А на что именно я руку подымал в предшествующую эпоху? И надо ли было это делать, фактически объединяясь при этом с теми, кто люто ненавидел то, что мне дорого?»

 

В разуме и сердце Игоря Шафаревича зрел этот вопрос. Но он не сумел оформиться в то, что можно было бы назвать переоценкой собственных ценностей, новым взглядом на свою роль в предшествующий период. Игорь Шафаревич отказался от всех тех даров, которыми мог воспользоваться как советский диссидент в момент крушения СССР. И в этом — свидетельство его величайшего человеческого благородства. Но одно дело — это благородство, а другое — переоценка собственных ценностей. У этой черты Шафаревич остановился.

 

Отдадим должное его благородству, его уникальной роли в защите патриотизма, оскверняемого его врагами, уверовавшими в окончательность своей победы. Одним тем, что Игорь Ростиславович Шафаревич встал в лагерь патриотов, он внес огромную лепту в сегодняшний — пусть пока и не окончательный — разгром антипатриотических сил, лютовавших в горькие девяностые годы.

 

Будем скорбеть об утрате Игоре Ростиславовича Шафаревича вместе с его близкими, его соратниками и его единомышленниками.

 

Но одновременно с этим будем помнить о том, как необходима особая бдительность, особая интеллектуальная и духовная аскеза в момент, когда речь идет о главном — о бытии или небытии твоей Родины. Ведь память об этом нужна не ради того или иного понимания прошлого. Она нужна для предуготовления к очень непростому и весьма далекому от идиллии будущему нашего народа и нашего Отечества.

 

Сергей Кургинян

 

https://regnum.ru/news/2241741.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Борьба продолжается

 

 

 

19 февраля скончался великий русский учёный Игорь Ростиславович Шафаревич. ХХ век — век катастроф и триумфов русской нации — был также временем невиданного расцвета русской мысли. Он дал стране и миру целую плеяду выдающихся мыслителей. Особое место среди них принадлежит академику Игорю Ростиславовичу Шафаревичу. Его философские и исторические труды дают (подчеркиваю: "дают", а не "давали") принципиально новую систему координат восприятия русской истории и современного мира. Они не только обогащают читателя новыми знаниями, они коренным образом меняют его мировосприятие — а следовательно, меняют самого человека. Именно поэтому чтение работ Шафаревича для многих и многих, включая автора этих строк, стало вехой в биографии, а его уход из жизни — личной утратой.

 

Игорь Ростиславович умер. Но осталось открытое им знание. И теперь уже только от нас зависит его сохранение и распространение. Насколько эти задачи актуальны, наглядно показали похороны Шафаревича. Российские власти, официально осуждающие русофобию и провозгласившие патриотизм одной из высших ценностей, "не заметили" смерти великого русского мыслителя. Егор Холмогоров, автор одной из наиболее глубоких статей, посвящённых памяти Игоря Ростиславовича, написал об этом как о парадоксе: "Официальные пропагандистские рупоры как воды в рот набрали… Всё особенно показательно, если учесть, что современный путинский мир в значительной степени сформулирован именно Шафаревичем… Многие тезисы Шафаревича давно перекочевали без ссылок в речи патриарха и президента".

 

Однако никакого парадокса в этом нет. Реакция официоза на смерть Шафаревича лишь подчёркивает всю остроту проблем, о которых он писал. Да, Путин реабилитировал слово "русский" и даже заявил ещё недавно совершенно немыслимое: "То, что хорошо для русского человека, — то и национальные интересы России". Но разве куда-либо исчезли из власти те, с чьей подачи до самого недавнего времени на федеральных каналах слово "русский" употреблялось не иначе как в сочетаниях "русский фашизм" и "русская мафия"? Борьба национальных и антинациональных сил далека от завершения, правящий слой России перестал быть откровенно антирусским, но и прорусским не стал. Как очень чётко сформулировал в одной из своих последних работ Игорь Ростиславович: "Власть вынуждена обращаться к русским национальным чувствам, к пассионарности, заложенной в генах русского народа. Власть заинтересована в том, чтобы выглядеть русской, но чтобы это достигалось ценой минимального числа реальных действий и максимального числа красивых слов".

 

В связи с этим, сразу возникает вопрос: "Почему нельзя было произнести, хотя бы для формальности и хотя бы минимум, "красивых слов" в связи с кончиной великого учёного? Откуда такая ненависть к нему?". На так называемый "антисемитизм" Шафаревича это не спишешь. В антисемитизме обвиняли и Солженицына. Я уверен: первопричина в том, что Шафаревич раскрыл и предал гласности "кощееву тайну" влиятельного слоя российской элиты. Он доказал, что на политическом поле России действуют силы, для которых одним из главных побудительных мотивов является даже не нажива, а ненависть к русскому народу, русской культуре и государственности. Иными словами — доказал, что внутренний враг — не выдумка мракобесов и сталинистов, а объективная реальность. А это прямой вызов жизненным интересам этого слоя.

 

Конечно, сам факт появления, ещё в XIX веке, русофобии у части российского общества был известен и раньше. О нём не раз писали современники. Например, Фёдор Тютчев: "Можно было бы дать анализ современного явления, приобретающего всё более патологический характер. Это русофобия некоторых русских людей — кстати, весьма почитаемых". Достоевский говорил уже об особом общественном слое, представителей которого отличает не тот или иной взгляд на политические или экономические проблемы страны, а то, что они ненавидят Россию, "так сказать, натурально, физически: за климат, за поля, за леса, за порядки, за освобождение мужика, за русскую историю, одним словом, за всё, за всё ненавидят".

 

Таких высказываний, в том числе и по ХХ в., можно привести множество. Шафаревич же в теории "Малого народа" на примерах мировой истории показал, что чувство ненависти к своей стране или окружающему миру в целом (по-научному — "отрицательное мироощущение") — не просто специфическое свойство конкретных людей или групп, а мощный социальный фактор, оказывающий самое непосредственное воздействие на общественно-политические процессы: "Последние века очень сузили диапазон тех концепций, которыми мы способны пользоваться при обсуждении исторических и социальных вопросов.

 

Мы легко признаём роль в жизни общества экономических факторов или политических интересов, не можем не признать (хотя и с некоторым недоумением) роли межнациональных отношений, соглашаемся, на худой конец, не игнорировать роли религии — но в основном как политического фактора, например, когда религиозная рознь проявляется в гражданских войнах. На самом же деле, по-видимому, в истории действуют гораздо более мощные силы духовного характера — но мы их не способны и обсуждать, их не ухватывает наш „научный“ язык. А именно от них зависит — привлекательна ли жизнь людям, может ли человек найти своё место в ней; именно они дают людям силы (или лишают их). Из взаимодействия таких духовных факторов и рождается, в частности, это загадочное явление: „Малый Народ“".

 

Созданная Шафаревичем теория "Малого народа" раскрывает, как, казалось бы, "сущая сентиментальщина" — чувство ненависти к окружающему миру — рождает мощные социальные силы разрушения и определяет их неизменные черты независимо от времени и места действия. "Малый народ" везде и всегда искренне убеждён в своей избранности ("вменяемые среди невменяемых), а также в своём праве и предназначении разрушать окружающий "свинарник" до основания — естественно, во имя светлого идеала. Духовные корни нации, традиционное государственное устройство и уклад ему враждебны и ненавистны. Народ — лишь "материал", причем всегда плохой "материал". А раз нечего и некого жалеть, то ради достижения светлого идеала всё позволено. Отсюда ложь как принцип и, при возможности, массовый террор. В кризисные периоды представители "Малого народа" как наиболее бескомпромиссные обличители всех и всяческих язв легко оказываются на лидирующих позициях. Именно их революции выносят наверх, и именно они придают им характер тотального разрушения. Поэтому появление "Малого народа" всегда означает вызов самому существованию нации, созданной ею культуре и государственности.

 

Шафаревич первым открыл и показал роль фактора ненависти (русофобии) в истории России ХХ в. Не Малый народ вызвал потрясения 1917 и 1991 гг. Для этого было предостаточно социальных, экономических, политических и идеологических причин. Но именно Малый народ, его чувство ненависти к России, совершенно иррациональное стремление к уничтожению всего русского — причина того, что социальные революции дважды ставили страну и народ на грань национальной катастрофы.

 

Наглядный пример. Храм Христа Спасителя — храм-памятник в честь победы русского оружия в Отечественной войне 1812 года, символ императорской России. Новые власти храм взорвали. В самом факте нет ничего необычного для периода революционных потрясений. Уничтожение символов прежней жизни нередко сопровождает революции и аналогов подобного преступления, увы, в истории можно найти немало. Но есть у этой истории одна уникальная особенность, которую без учёта фактора ненависти объяснить невозможно. После взрыва из части мраморных досок с именами героев войны и описанием побед русской армии, украшавших стены храма Христа Спасителя, сделали ступеньки лестниц в Третьяковской галерее, перевернув их надписями вниз. В результате, русский человек, сам того не зная, мог увидеть шедевры русского искусства, только поправ ногами славу своих предков. Такое не объяснишь никаким "измом". Как ничем рациональным не объяснишь строительство общественных туалетов на месте снесённых православных соборов. За этим нет ничего кроме сладострастного, с потиранием рук и хихиканьем, глумления над ненавистным тебе народом и его ценностями.

 

Ненависть к России, как главный побудительный мотив деятельности Малого народа, неизбежно порождает одно очень важное его свойство, открытое Шафаревичем, — готовность выступать под любыми, даже прямо противоположными лозунгами и знамёнами. Если человек ненавидит и стремится уничтожить окружающий мир, общество или его культуру, то он будет использовать те формы борьбы, которые в данный момент наиболее эффективны, которые позволяют аккумулировать протестную энергию миллионов людей, а причины такого протеста всегда разнообразны. Поэтому Малый народ в зависимости от времени и места выступает в самых различных общественно-политических формах, и за форму он вовсе не держится. Пламенных коммунистов 20-х годов в 90-е сменяют якобы их антиподы — пламенные антикоммунисты-либералы, а направленность их деятельности остаётся неизменной. "Если отжать основное ядро литературы современного "Малого Народа" (в либеральном обличии), попытаться свести её идеи к нескольким мыслям, то мы получим столь знакомую концепцию "проклятого прошлого", России — "тюрьмы народов"; утверждение, что все наши сегодняшние беды объясняются "пережитками", "родимыми пятнами" — правда, не капитализма, но "русского мессианизма" или "русского деспотизма", даже "дьявола русской тирании". Зато "великодержавный шовинизм" как главная опасность — это буквально сохранено".

 

Раскрыл Шафаревич и ахиллесову пяту Малого народа. "Малый народ вырабатывал пути для революционера, разрушителя или отрицателя. Как показала история, это исключительно мощное орудие. Такое мировоззрение снабжает психологию человека сильнейшим запасом энергии. С другой стороны, оно чрезвычайно заразительно. Благодаря этим двум своим свойствам Малый народ часто побеждает и приходит к власти. Власть оказывается в руках его представителей, революционеров, профессионалов-разрушителей. Но они действуют в многомиллионной стране, у жителей которой основная цель — не уничтожать, а как-то жить, воспитывать своих детей так, чтобы они, в свою очередь, тоже могли бы жить. В результате представители Большого народа постепенно выходят из своего подчинённого положения. Даже в правящем слое они в значительной степени занимают места революционеров, совершивших переворот".

 

Именно этим в значительной мере определялось то, что на смену тотальному разрушению 20-х годов в 30-е начался новый виток развития России в обличии СССР. Есть шанс, что зарождение подобного процесса мы наблюдаем и сейчас. Вместе с тем, как показывает Шафаревич, вывод о том, что Малый народ всегда приводит к власти и своего "могильщика", вовсе не повод для самоуспокоения. Малый народ, казалось бы, проигравший в Советском Союзе, при первом же системном кризисе вновь оказался на коне, как всегда выступив за самые радикальные способы решения проблем. К чему это привело страну и народ — мы хорошо знаем. Поэтому столь актуальным для нас является вопрос, поставленный Шафаревичем: "Может ли такой процесс смены одного Малого народа другим повторяться несколько раз — это для нас вопрос не абстрактный, так как мы сейчас сталкиваемся с опасностью уже третьего подобного переворота. Появились более радикальные течения, обвиняющие существующую администрацию в тоталитарных методах, в отходе от принципов демократии и так далее. Это обычно как раз язык Малого народа".

 

Сможем ли мы не наступить на одни и те же грабли в третий раз, будет зависеть только от нас самих. Новый расцвет России совсем не предопределён. Как не предопределено и то, что нам снова придётся сокрушаться на развалинах государства — "целились в путинизм, а попали в Россию". Борьба ещё далека от завершения.

 

Необходимым для принятия правильных решений знанием Игорь Ростиславович Шафаревич нас вооружил. Вечная ему память.

 

ИГОРЬ Шишкин

 

 

http://zavtra.ru/blogs/bor_ba_prodolzhaetsya

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Александр Крутов - Памяти Игоря Шафаревича

 

Сегодня (22 февраля) мы прощались с прекрасным РУССКИМ ЧЕЛОВЕКОМ Игорем Ростиславовичем Шафаревичем. Я пишу РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК заглавными буквами, потому что всю свою земную жизнь он, словом и делом, подтверждал это понятие.

 

Отпевали выдающегося математика, великого русского православного мыслителя, академика  РАН в московском Сретенском монастыре. Ну, а власть предержащие поскупились на отдание должных почестей выдающемуся человеку. В центральных СМИ постарались не заметить ухода в вечность РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА Игоря Ростиславовича Шафаревича.   

Господь наградил Игоря Ростиславовича талантами и отпустил ему 93 года земной жизни. Данные ему таланты он не зарыл в землю, не растратил впустую. Еще в школе экстерном сдавал экзамены на механико-математическом факультете МГУ. Поступил сразу на последний курс и окончил МГУ в 17 лет! Кандидатскую диссертацию защитил в 19, докторскую – в 23 года. В 36 лет получил Ленинскую премию за цикл работ по решению обратной задачи теории Галуа над полями алгебраических чисел. К тому времени он уже был членом-корреспондентом Академии наук СССР. А вот академиком РАН его избрали в 1991 г. (Советские власти не могли простить ему правозащитной деятельности). Член Лондонского Королевского общества, Американской академии искусств и наук, Германской академии естествоиспытателей «Леопольдина», Национальной академии деи Линчеи (Италия) и др.

Будучи математиком, науки абстрактной, он стал исследователем социальной и политической жизни. Перу Шафаревича принадлежат известные работы: «Две дороги – к одному обрыву» (с критикой как социализма, так и западной демократии), «Социализм как явление мировой истории», «Русофобия: десять лет спустя», «Россия и мировая катастрофа», «Духовные основы российского кризиса XX века», «Будущее России», «Русский народ в битве цивилизаций».

С конца 1960-х Шафаревич открыто выступал в защиту Русской православной церкви, жертв политических репрессий, против использования КГБ психиатрии как метода борьбы с инакомыслящими. В 1968 г подписал знаменитое «письмо 99» генеральному прокурору СССР и министру здравоохранения СССР в защиту насильственно помещённого в психушку математика А.С.Есенина-Вольпина, сына поэта.

Вместе с Солженицыным выпустил самиздатовский сборник диссидентских статей «Из-под глыб». После ареста Солженицына по горячим следам написал открытые письма «Арест Солженицына» и «Изгнание Солженицына». И тогда всемирно известного математика уволили из МГУ.

Позже он также открыто выступил в защиту другого коллеги-диссидента – академика Сахарова. Но пути двух ученых-правозащитников разошлись в 1982 г., когда Игорь Ростиславович опубликовал в самиздате свою знаменитую «Русофобию». В этой работе  Шафаревич сумел показать малый народ как всеобщее историческое явление. Сущность этого «малого народа» – в рассмотрении себя как избранных, как гигантов, в ногах у которых должны валяться ничтожные простые смертные, как ордена, призванного владеть и править. В ХХ веке эту миссию «малого народа» взяла на себя «советская» интеллигенция. 

Либеральным диссидентам не понравилось, что Шафаревич метил в коммунизм, а не в Россию. Поднялась против него кампания и на Западе. Ученому предложили выйти из членов Национальной академии наук США, так как исключать из неё нельзя. В 2003 году Шафаревич сам покинул Американскую Академию после агрессии США в Ираке.

Весь «антисемитизм» Шафаревича, за что он стал для либералов «нерукопожатным»,  состоял в том, что он на примерах иудейской ксенофобии ветхозаветных и талмудических времен, еврейской революционной и интеллигентской русофобии в ХХ веке показал, что механизм действия «малого народа» приводился в действие, прежде всего, этнической энергией еврейского национализма. 

Именно с подачи Шафаревича термин «Русофобия» стал широко известен: «Русофобия – это взгляд, согласно которому русские – это народ рабов, всегда преклонявшихся перед жестокостью и пресмыкающихся перед сильной властью, ненавидевших все чужое и враждебных культуре, а Россия – вечный рассадник деспотизма и тоталитаризма, опасный для остального мира». 

Я познакомился с Игорем Ростиславовичем в конце 80-х, хотя до этого уже читал его работы. Наши встречи остались светлой и доброй жизнеутверждающей полосой в моей памяти. Я многому у него научился. И, прежде всего, не бояться быть русским, православным. История России – это история святых, подвижников, героев. Они определяют путь развития. В их дружине и Игорь Ростиславович Шафаревич.   

Царство небесное новопреставленному рабу Божию Игорю!

Александр Крутов

 

 

http://www.russdom.ru/node/10109

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

РАЗУМ И СОВЕСТЬ НАЦИИ:
ВЕЧЕР ПАМЯТИ АКАДЕМИКА И.Р. ШАФАРЕВИЧА 

    

 

   21 марта в Международном фонде славянской письменности и культуры прошёл вечер памяти выдающегося учёного и мыслителя академика И.Р. Шафаревича. В концертном зале собрались друзья, родственники и почитатели его многогранного таланта. Математик мирового масштаба, чьё имя по праву должно быть высечено золотыми буквами на фронтоне Математического института имени В.А. Стеклова РАН и механико-математического факультета МГУ, он стремился разобраться и в культурно-исторических взаимосвязях, составляющих бытие. Игорь Шафаревич постиг разрушительную суть процессов, обрушивших Россию в ХХ столетии, и пытался донести своё видение до окружающих, не боясь последствий. Эти его труды не прошли даром, вдохновив тех, кто ратует за сохранение родной страны и культуры. Поэтому имя И.Р. Шафаревича объединяет сегодня столько далеких от академического мира и не похожих друг на друга людей. 


   Ведущей вечера была исследователь старославянских и древнерусских письменных памятников, член-корреспондент Международной славянской академии наук, член Союза писателей России, доктор филологических наук Татьяна Миронова. По её оценке, это не просто величайший ум эпохи, но ум и разум нации. Ему было мало защитить кандидатскую диссертацию в 19 лет и планомерно идти к новым научным достижениям; он следовал пути познания и поиска правды, поэтому крупнейший учёный и легендарный математик своего времени обратился к исследованию истории и других гуманитарных сфер. За свои бесстрашие и принципиальность И.Р. Шафаревич оказался фактически в опале в МГУ, столкнулся с порицанием и шельмованием, но он уже сделал судьбоносный выбор, имеющий значение для будущих поколений, совершив прорыв в национальном самосознании в 70-е годы. По мнению Татьяны Леонидовны, основа этого открытия в понимании национального инстинкта самосохранения, базирующегося на врождённом чувстве «свой–чужой» – если эта грань у народа растворяется, то начинается процесс его внутреннего разрушения. Очень важно, что этот прорыв совершил признанный учёный, представитель академической науки. Игорь Шафаревич смог разобраться в этом, а попутно разрушал мифы о русской неполноценности, заложенной в ментальности, которые десятилетиями закладывались в головы людей как аксиома. 
   После этого часть выступлений была посвящена Игорю Шафаревичу как человеку, а другая – его наследию. Так, Андрей Шафаревич, сын академика, член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук, профессор кафедры дифференциальной геометрии и приложений механико-математического факультета МГУ, рассказывал о стремлении отца максимально охватить любой изучаемый вопрос, к какой бы науке он ни относился, получить по нему больше сведений. От него можно было узнать буквально обо всём на свете. В его подходе было важно новаторское для того момента понимание науки в совокупности, а не как разрозненных знаний. О природной пытливости его ума говорит тот факт, что, заинтересовавшись теорией алгебраических чисел, молодой Игорь Шафаревич открыл книгу знаменитого в те годы немецкого математика Гельмута Хассе, где был составлен список не решённых наукой проблем, и стал решать их прямо по списку. Примечательно, что по приезде в СССР Хассе сразу же захотел увидеть одарённого человека, разобравшегося с поставленными им задачами. Ольга Шафаревич-Дёмушкина процитировала выдержки из воспоминаний А.И. Солженицына и показала разницу подходов к одной и той же теме, когда Солженицын говорил: «Лучше умереть на Родине, чем на Западе», а Шафаревич – «Невозможно жить не в России». 


   Сергей Бабурин, заслуженный деятель науки Российской Федерации, президент Международной славянской академии, доктор юридических наук, сказал, что Игорь Ростиславович помог возрождающемуся национальному самосознанию определить систему координат, а проблемы, которым он посвящал свои социально-политические работы, годы спустя стали только ещё обострённее. По оценке Сергея Николаевича, будучи профессиональным учёным, И.Р. Шафаревич одновременно поднялся до таких высот гражданской ответственности, что не мог не отстаивать свои убеждения, и делал это мужественно, одновременно оставаясь мягким и скромным интеллигентом. Он поднял и фундаментально изложил вопрос русофобии, говорил о враждебном лобби во власти, во время Чеченской вой-ны облачился в камуфляж и поехал лично увидеть, что стало с русским населением республики. Однажды решившись отстаиать интересы русского народа, академик не изменял этому принципу до конца своих дней. Сергей Бабурин назвал его камертоном социальной и национальной мысли, объективно показавшим, что, пожертвовав своими корнями, своей культурой и святынями, русские превратятся просто в биологическую массу без имени – в жалких потомков великих предков. Он уверен, что закономерным наследием трудов Шафаревича должно быть торжество русского духа. 


   Историк и публицист, заместитель директора Института стран СНГ Игорь Шишкин также уверен, что все патриоты в долгу перед И.Р. Шафаревичем за его самоотверженную борьбу и главное – за новую систему координат мировосприятия, оставленную потомкам. Ратуя за популяризацию его трудов, И.С. Шишкин предложил провести летом, ко дню рождения академика, научную конференцию, посвящённую изучению его наследия. Писатель и публицист, лауреат Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия Владимир Крупин назвал И.Р. Шафаревича величайшим человеком, поднявшимся над современниками. 
   Главный редактор журнала «Молодая гвардия», поэт и прозаик Валерий Хатюшин с сожалением отметил, что центральные каналы российского телевидения не спешили известить о смерти великого математика с мировым именем, легендарного академика РАН и лауреата скольких премий, хотя пестрят подробными биографиями и посвящениями в случае смерти спорных деятелей. 


   Политический и общественный деятель, журналист, публицист и писатель Борис Миронов начал с того, что призвал молодёжь читать Шафаревича. По его мнению, это жизненно необходимо, когда перед всеми нами стоит вопрос «Быть или не быть?». Борис Сергеевич настоятельно рекомендовал новым поколениям обратиться к фундаментальному труду «Социализм как явление мировой истории», потому что в нём кроется вопрос выживания нации и государства, изложенный мыслителем с энциклопедическими знаниями и научным подходом. Сегодня, в столетие революции, он счёл важным напомнить, что 1917 год отбросил Россию на век назад, а национальная культура и народ оказались низвергнуты до рабского положения. При этом на фоне нынешней нестабильности, коррупции и социальной несправедливости в обществе растут ностальгические чувства к социалистическому прошлому. Прочитав исследование И.Р. Шафаревича, как уверен Борис Сергеевич, можно только убедиться, что нет плохого или хорошего социализма, правильно или неправильно построенного, а есть угнетение и уничтожение национальной идентичности с целью создания новой унифицированной общности – «советского человека». Чтобы не добить русский народ окончательно на том перепутье, где сегодня он находится, ни в коем случае нельзя к этому возвращаться. Единственный путь, который опять же подскажут книги И.Р. Шафаревича «Русофобия» и «Русофобия: десять лет спустя», – это национальный путь развития. Как подчеркнул Б.С. Миронов, особая ценность всех этих трудов в том, что их автора нельзя уличить в популизме, предвзятости или некомпетентности, его имя является гарантом и аргументом само по себе. 


   В завершение своей речи Борис Миронов поблагодарил супругу великого учёного и подвижника Нину Ивановну Шафаревич за то, что все эти годы поддерживала мужа и была с ним и в горе, и в радости. Закрывая вечер, Татьяна Миронова выразила поддержку предложению провести конференцию, и любыми другими способами почтить память академика Шафаревича, и продолжать нести его наследие в массы. 
    
   

Филипп ЛЕБЕДЬ

 

 

http://www.rv.ru/content.php3?id=12057

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 

 

Неудобный гений Игорь Шафаревич

Валерий  Габрусенко

 


Русские гении: светлой памяти Игоря Ростиславовича Шафаревича …

 

94 года назад, 3 июня 1923 года, в семье выпускника физмата МГУ, преподавателя теоретической механики родился Игорь Ростиславович Шафаревич  - один из крупнейших математиков ХХ века, автор фундаментальных трудов по алгебре, теории чисел и алгебраической геометрии, академик РАН, создатель научной школы, из которой вышли десятки кандидатов и докторов наук.

 

«Гениальный математик, замечательный гражданин и абсолютно бесстрашный человек - воистину рыцарь без страха и упрека. Он основал Российскую школу алгебраической геометрии, которая превратилась во всемирную. Питомцы этой школы сейчас насчитываются многими десятками, если не сотнями, и разбросаны по всему миру», - вспоминал о нём М.И.Заикин, профессор мехмата МГУ.

 

Ещё будучи школьником, Шафаревич стал сдавать экстерном экзамены на механико-математическом факультете МГУ, а получив аттестат зрелости, был зачислен сразу на 5-й курс и окончил университет в 1940 году (в 17 лет). В 19 лет защитил кандидатскую диссертацию, в 23 - докторскую, в 35 избран членом-корреспондентом АН СССР, через год был награждён Ленинской премией. Избран также иностранным членом Национальной академии деи Линчеи (Италия), Германской академии естествоиспытателей «Леопольдина», Лондонского Королевского общества, Национальной академии наук США,  Американской академии наук и искусств, почётным доктором Университета в Париже.

 

И.Р.Шафаревич обладал непререкаемым авторитетом и глубоким уважением в математических кругах, однако огромную известность приобрёл не как математик, а как один из самых выдающихся русских философов, историков и публицистов конца ХХ - начала ХХI веков.

 

Он - автор глубоких по содержанию и безукоризненных по аргументации книг «Духовные основы российского кризиса ХХ века» (2001), «Будущее России» (2005), «Русский народ в битве цивилизаций» (2011). В книге «Социализм как явление мировой истории» он на основе исторического анализа показал, что социалистические идеи зародились в глубокой древности, и авторы этих идей - что древнегреческий Платон, что средневековые Томас Мор и Томазо Кампанелла, что более поздние социалисты-утописты - видели счастье человечества в казарме с мудрыми и справедливыми наставниками. Так что Маркс-Энгельс и Ленин-Троцкий были далеко не первыми, только наставники у них были хорошо вооружёнными. Конечно, в СССР эта книга не могла быть издана, а после её публикации за рубежом (1974) автор был не только уволен с должности профессора МГУ, но и лишил себя перспективы получить звание академика АН СССР.

 

Особенно сильный общественный резонанс вызвали три его произведения. В «Русофобии» (опубликована в самиздате за рубежом в 1982 г. и в «Нашем современнике» в 1989 г.) автор показал разрушительную роль «малого народа» (в том числе доказательно поддержал версию о ритуальном убийстве царской семьи) и первым обратил внимание на то, что большинство диссидентов 60-70-х годов («шестидесятников») относились с презрением, а то и с ненавистью к русскому народу.

 

Международная либеральная общественность, считавшая Шафаревича «своим» за его оппозиционность советскому режиму, была вначале шокирована, а потом обвинила в антисемитизме и устроила ему обструкцию (хотя «малый народ»  в его книге - понятие собирательное). Для советских «либералов», в том числе для академика Сахарова, с которым они когда-то были единомышленниками, он стал «нерукопожатым». В 1992 г. Национальная Академия наук США направила Шафаревичу письмо с просьбой добровольно покинуть её ряды. Игорь Ростиславович ответил, что обвинения в его адрес являются бессмысленными и наглыми и что поскольку он никогда не просил избрания в Академию, вопрос о его дальнейшем членстве - это внутренняя проблема самой академии. Из этой академии он ушёл сам в 2003 году - в знак протеста против агрессии США в Ираке.

 

В работе «Две дороги - к одному обрыву» (опубликована в «Новом мире» в 1989 г.) Игорь Ростиславович Шафаревич едва ли не первый убедительно показал, что либерально-демократический (космополитический) и интернационально-коммунистический пути развития имеют одни и те же корни и одну и ту же цель - лишить народы национального самосознания, национальных культур, национальной истории и превратить их во всемирный безнациональный народ - то, что потом стали называть «глобализацией».

 

Третья фундаментальная работа «Трёхтысячелетняя загадка (История еврейства из перспективы современной России)» (2002) ярлык «антисемита» приклеила к автору уже намертво, хотя оснований для этого никаких не было - в книге бесстрастно изложены документально подтверждённые исторические факты и нет ни одного антиеврейского высказывания.

 

Чтобы написать эти книги, мало одного таланта, нужно было ещё и огромное мужество. Вполне естественно, что он был в числе тех, кто с чёткими математическими аргументами открыто выступил против поворота сибирских рек в Среднюю Азию. На имя этого «неудобного гения» давно наложено табу - в российских СМИ его не упоминают, а на радио и ТВ даже сообщений о его смерти не было.

 

По воспоминаниям людей, знавших Игоря Ростиславовича, он был человеком необыкновенно высокой культуры и громадной эрудиции, очень мягким в общении, лишённым даже тени высокомерия, обладавшим редким умением слушать собеседника. 19 февраля 2017 года он ушёл в последний путь, но осталась его научная школа и остались его книги, которые будут служить базой в русском национальном просвещении и которые писатель В.И. Белов отнёс к числу самых лучших книг по «русскому вопросу».

 

Да упокоит Господь душу этого гениального учёного и великого русского патриота!

 

 

 

http://ruskline.ru/special_opinion/2017/iyun/neudobnyj_genij_igor_shafarevich/#comments

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.


Войти